01:56 

Новый Год

Schuldig16
- Новый Год – это здорово, - воодушевленно размахивал руками Шмель. Сидевший перед ним Мерфи с сомнением наклонил голову, вслушиваясь в слова. – Это игрушки, подарки, все такое яркое, как ты, мишура повсюду висит. И елки, зеленые и колючие, на них шарики вешают.
- Зачем? – прощебетал собеседник, хмурясь. В его понимании украшать кого-то означало делать красивее, но разве неведомые елки такие страшные?
- Нуу… - задумался «танк», пытаясь подобрать слова. Он и сам мало что знал про Новый Год: хозяйка не украшала никаких елок, только вешала на стены игрушки. – Не знаю. Наверное, они не очень красивые, если их нужно украшать.
Поднявшись, Мерфи встал на одну ногу и поднял вторую, делая подобие «ласточки». Красочному богомолу, полному энергии, с трудом удавалось усидеть на месте – хотелось бегать, прыгать, исследовать, фотографировать, рисовать. По приезду они со Шмелем быстро нашли общий язык. Старшие куклы не принимали низкого МСД в расчет и почти не обращали на него внимание. Положение немного спасала Мика, но ветреная девушка часто выбирала противоположную сторону, привлеченная кучей симпатичных парней.
- Мне скучно, - привычно пожаловался Мерфи и внезапно покрутил головой, скептически оглядывая комнату. – Почему у хозяйки нет елки?
- Потому что елка – это огромное дерево, - пояснил отошедший покурить Соллярис. Пуская кривые колечки дыма, он прищурил и без того вытянутые глаза, презрительно скривив пухлые губы. – Оно слишком большое для комнаты.
- Ты его видел? – подскочил к говорившему Мерфи, задирая голову. – Когда? Какое оно?
Соллярис пожал плечами. Не особый любитель поболтать, он не хотел тратить слишком много времени на объяснения. Потерев лоб, он с трудом припомнил фотосессию в лесу.
- Эй, Би, подойди, - тот нехотя встал неподалеку, засунув руки в карманы. – Руки расставь. Представь, что он зеленый по скинтону, как старющий Резинсоул – вот это елка. Только в несколько раз выше.
- Сам ты елка! – тут же вспылил уязвленный Шмель, топнув ногой, и Мерфи кивнул.
- Да, ты не елка, ты красивый. Давай найдем елку и украсим ее?
- И как ты собираешься сделать это? Эй, ты куда?
- За елкой! – на бегу отозвался Мерфи, готовясь съехать с дивана. – Кто у нас самый некрасивый?
- Соллярис! – мстительно пробурчал МСД, но богомол помотал головой. – Ну Си-Тиан еще, Акай, Харон так себе. Да подожди меня, Мерфи!
Мальчик догнал его только внизу. Прячась за брошенным рюкзаком, тот внимательно следил за стоящими неподалеку куклами, будто выслеживая добычу. Схватив непослушного друга за ухо, Би сел рядом.
- Что ты задумал?
- Тс! – тот быстро зажал ему рот когтями. – Смотри. Кто из них самый некрасивый?
Пестрая группа явно не замечала маленьких шпионов, общаясь между собой. Соллярис с сотней косичек на голове отмахивался от надоедливого Алекса, взахлеб хвастающегося успехом, который когда-то принес ему отобранный нынче парик. Гордо выпрямившийся Джекилл краем уха прислушивался к рассказу, ехидничая над наиболее неправдоподобными мелочами. Неподалеку сидел на коленях Акай, похожий на кающегося самурая. За его спиной пристроился Харон, шарнирными пальцами затягивая на длинноволосом красавце нечто, напоминающее корсет.
На подоконнике сидел, сложив крылья, Психея и внимательно слушал щебечущую Мику. Та убедительно доказывала ему, что макияж в стиле гейши ему не подходит, а шелушащийся подбородок – следствие неправильного питания и плохого настроения. Не то чтобы Тени было это интересно, но возможности сбежать пока не представилось.
Возле стены пристроился внешне равнодушный Эхо, возле которого стоял Си-Тиан. Пакостно улыбаясь, он постоянно норовил прилизать непокорный вихры соседа, называя его «деточкой», а себя «папочкой». Радостно улыбающийся Крис пристроился в уголке, обнимая плюшевого осьминога. Главный кукел казался совершенно спокойным и даже расслабленным, но Шмель знал, что тот всех видит и за всеми пристально следит, оберегая.
- Не знаю, - протянул было мальчик, но тут же вновь нахмурился и мстительно заявил. – Си-Тиан.
- Нет, - устало вздохнул Мерфи, вытянув коготь. – Самый некрасивый – Джекилл.
- Не трогай дядю Джекилла! – тут же возмутился его друг. – Он красивый.
- Когда я его украшу, он станет еще лучше. Смотри, я даже шарики нашел, - богомол указал на горку разноцветный игрушек, каждая из которых как раз помещалась в его ладонь. – Зеленый повесим на ухо, красный – на палец, косички заплетем – красиво будет.
- Но я не считаю, что дядя Джекилл – елка, - огорченно моргнул тот. – Может, спросим еще у кого-нибудь, что это такое?
Скорчив гримасу, богомол нехотя кивнул. По его мнению Джекиллу, как и многим другим, явно не хватало красок – кислотных, яркий, радостных клякс и заплат. Впрочем, попасть под град насмешек старших тоже не хотелось, а Соллярис был далеко не самым умным в их семье, так что идея Би провести небольшое исследование не казалась плохой.
- Но у кого спросить тогда?
Почесав затылок, Шмель признал:
- Самый умный – Харон. Можно спросить у Криса или Эхо, или Джекилла…
- Или у меня, - послышался за спинами тихий голос, и заговорщики резко обернулись. За их спинами сидел, положив книгу на колени, бледный Юшин, постоянно заправляющий за ухо прядь волос. Он внимательно посмотрел на притихших ребят и улыбнулся, потрепав Би по голове.
- Может, я и не знаю всего, как Харон, но уж точно поумнее Эхо и Джекилла.
- Скажи, на что похожа елка? – тут же отмел сомнения Мерфи. Будучи новичком, он не сильно задумывался об отношениях между взрослыми и прижившимися куклами, понимая, что обижать малыша (к тому же любимца хозяйки) они не станут.
На секунду Юшин задумался, перебирая в голове известные ему факты.
- Ели очень высокие и тяжелые, покрыты грубой корой, - начал он, «рисуя» в воздухе плавные линии. – Они почти не двигаются и довольно темные, почти черные. Их многие любят, хоть они и колючие.
Не дослушав рассказ, Мерфи тут же бросился к старшим, крикнув на ходу Шмелю, чтобы тот захватил шарики. В спину богомолу ударили слова изумленного Юшина: «Что я такого сказал?», но тот не стал объяснять. Скоро сам увидит.
Проскочив между ног Си-Тиана и едва не врезавшись в Алекса, Мерфи упал возле Акая, крепко вцепившись в висящие пряди. Парень вскрикнул от боли и попытался подняться, но малыш крепко застрял в прядях и подлетел вместе с ним. На выручку пострадавшему тут же поспешила Мика и Джекилл, Крис и Эхо одновременно поднялись на ноги, а Си-Тиан, повернувшись, успел поймать разогнавшегося Би, которого тут же ударил по попе.
- За что?! Я пожалуюсь! – оскорбленно крикнул мальчик, но на его руку тут же опустилась тяжелая рука Джекилла.
- Ну и что тут происходит? – весело спросил Крис, внезапно оказавшийся в самом центре. – Алекс, Харон, сможете распутать?
Те дружно кивнули, быстро распутывая длинные гладкие волоски. Трепыхаясь от страха, Мерфи все больше запутывался, причиняя явную боль Акаю.
- Эхо, подержи Мерфи, Акай, сядь и не мешай, - кивнул в их сторону Крис, голубые глаза которого начали угрожающе темнеть. Несмотря на рост и старость, авторитет парня никто не смел ставить под сомнения, а уж ослушаться тем более. Он на многое закрывал глаза, но требовал полного послушания, и один из запретов гласил: никогда не трогай чужие парик и мейк. – Так что за кутерьма?
Втянув голову в плечи, Шмель сделал было шаг вперед, готовясь понести наказание, как Мерфи внезапно рванул из крепких пальцев, едва не выскользнув.
- Мерфи хочет елку на Новый Год! Акай – елка! Нам Юшин сказал!
В повисшей гробовой тишине были отчетливо слышны шаги спускающегося альбиноса. Повернув к нему голову, Крис в шоке произнес:
- Не думал, что ты поклонник розыгрышей, особенно таких жестоких.
- Какие розыгрыши? – округлил глаза тот. - Что они натворили?
- Ты же сказал, что Акай – елка! – упрямо замотал круглой головой Мерфи, еще сильнее запутывая узлы. – Высокий, твердый, с грубой корой!
- Мог бы хоть с секвойей сравнить или дубом, - добродушно проворчал длинноволосый парень, морщась. Он совершенно не злился и даже нашел некоторую пользу от ситуации: во-первых, все смотрят на него и переживают, во-вторых, он получил неплохой массаж в четыре шарнирные ладони.
- Я описал им обычную елку, дерево, - пояснил альбинос, скрывая за поднятой книгой улыбку. Ситуация получилась до крайности нелепой. – А Мерфи подумал на Акая.
- Ты-то чего молчал? – несильно встряхнув, спросил Джекилл Шмеля. Не очень-то приятно краснеть за племянника. – Остановил бы его.
- Он сам побежал, я не успел сказать ничего, - угрюмо проворчал тот, недовольный попыткой переложить вину. – Я ж не нянька.
Первой хрустально засмеялась Мика, прикрыв губы тонкими пальцами. За ней потянулись Соллярис и Си-Тиан, клубочками нанизались в общую кучу Алекс, Харон и Джекилл, хрипло присоединился Акай, временами вздрагивая от боли. Даже Эхо растянул губы в улыбке и хмыкнул, а Юшин спрятал лицо за книгой, стесняясь. Не выдержав, Крис рассмеялся, показывая, что инцидент исчерпан.
- Вообще дети правы, - примирительно поднял руку он, призывая к вниманию. – Нам нужна елка.
Внезапно в центре группы выросла рослая фигура Психеи. Задремав под монолог Мики, он проспал самое интересное и теперь хотел наверстать упущенное. Глаза Криса насмешливо прищурились, а губы растянулись в улыбке.
- Хватай нашу елку!
***
Крылья сошли за ветви, растрепанная голова – за верхушку дерева, когти – за иглы, а цепи оказались пригодны для гирлянд. Лежа на животе перед недовольным, но предусмотрительно связанным Психеей, Шмель позволил Мерфи копаться в своих волосах, наслаждаясь ярким цветом.
- А Рождественский Олень мне подарок пообещал, - доверчиво прошептал на ухо другу богомол, закончив украшать прическу бантом. – Младшего братика.
- Такого же, как ты? – испуганно повернул голову Би, но Мерфи понимающе засмеялся.
- Не-а, какую-то птицу.

   

Fuge, late, tace

главная